Турист Максим Ершов (Maximus67)
Максим Ершов — был сегодня 6:17
Дабы помочь сформировать чувство прекрасного у Ciriulic, подготовил три рассказа про картины...)))

День Рождения - грустный праздник

17 31

Заболел старый Генерал, и карета скорой помощи доставила его в госпиталь. Уже на следующий день врачи сумели нормализовать давление и сбить аритмию.

Генерал в последнее время болел часто, когда поступал на лечение, весь персонал госпиталя относился к нему с большим уважением. И посему, как только Ирочка заступила на дежурство, она первым делом побежала в его палату.

Девчушка пришла в госпиталь сразу после медучилища, многого не знала, и опыт работы отсутствовал. Ей казалось удивительным, что её, столь молоденькую, пригласили в престижный госпиталь, где проходил лечение Высший командный состав Российской армии. По всей видимости, расчёт делался на то, что пациент поправится быстрее, если приносить таблетки и делать уколы будет высокая стройная блондинка.

В лечебном учреждении за каждым генералом была закреплена отдельная палата, больше похожая на двухместный гостиничный номер. Былые заслуги генералов впечатляли, и посему подобная забота со стороны государства являлась мерой вполне оправданной.

Ирочка вошла в генеральскую палату, поинтересовавшись у больного, как прошла ночь, измерила старику давление и температуру.

— Вот видишь, дочка, мне сегодня лучше. А по другому и быть не могло – у меня сегодня День рождения. С врачом я договорился. Игорь Сергеевич разрешил. Сегодня гости ко мне придут, — сказал генерал.

Раньше, Ирочка, конечно, видела генерала по телевизору, ибо человеком он был известным. Бабушка всегда восхищалась этим подтянутым седовласым офицером, прошедшим через пекло войны. Когда его показывали в новостях, бабуля бросала все свои дела, и молча, отрешившись, смотрела в экран телевизора.

— И работу доделать мне тоже нужно. Я статью не дописал. Ко мне помощник придёт. Мы сперва, дело доделаем, а после к приходу гостей готовиться будем. Поможешь? Нам стол сюда ещё один понадобится, а может даже и два. Ну, и само собой, стулья.

С каждым словом, с каждой новой фразой, Генерал словно выдыхал из себя болезнь. Старик принадлежал к той когорте людей, которые не могут сидеть без дела. Работа заменяла ему и семью, и отдых, и лекарства с уколами и всё остальное.

Как только генерал договорил фразу, в палату вошёл лечащий врач. Игорь Сергеевич поздравил именинника с Днём Рождения, подтвердив Ирочке, что сегодня у больного будет небольшое послабление режима.

Утро в больнице — это время всевозможных обходов, проверок и отчётов. Медсестра убежала на пост, распределила таблетки и начала разносить их по палатам. Открывала окна, проветрила отделение, а после, в темпе вальса, принялась за уколы. Когда она прикатила каталку в палату генерала, то увидела, что не один.

Генерал, закрыв глаза, лежал на кровати, надиктовывая текст, который старательно записывал молодой человек, сидевший за столом. Незнакомец на секунду поднял взгляд и посмотрел на Ирочку — это был бронебойный в упор сразу из двух орудий! Его глаза показались ей двумя бездонными озёрами, в которые, вот так вдруг, захотелось окунуться, упасть, раствориться и пропасть.

Необычайный красавчик, высокий и спортивный парень казался лет на 10 старше её. В его внешности преобладало что-то божественно-артистическое – то, что сводит женщин с ума, и именно от таких красавцев во все века они хотят рожать детей.

Внутри пробежал холодок – молодой человек понравился до мурашек, до дрожи в коленках. Подобного ощущения Ирочка не испытывала давно.

Жаль, но незнакомец быстро отвёл от медсестры взгляд. Ирочку обожгла мысль – а как я ему, понравилась? Желая скрыть волнение, она обратилась к генералу, предложив ещё раз померить давление и сделать укол.

— Хорошо. Давай, дочка, коли. Кстати, познакомься, это Павел — мой помощник, по-старому адъютант или ординарец, как тут теперь поймёшь.

Павел медсестре сухо кивнул, изобразил улыбку и повернулся к окну. Совершив медицинские процедуры, Ирочка удалилась из палаты и укатила свою тележку.

Приближался обед, от которого генерал отказался. Это было вполне объяснимо, ибо ближе к вечеру в отделение стали приходить гости. Ординарец встречал их прямо у входа, провожая до палаты.

Первой появилась сухощавая брюнетка с короткой стрижкой. В руках она держала огромный букет, большую коробку и какие-то пакеты.

— Здравствуйте! Я сюда пришла? Если да, то где именинник? – поинтересовалась женщина, назвав далее имя и фамилию генерала.

«Мать честная! Вот это да! Да это же сама ….!», — взорвалось в голове у Ирочки.

По голосу, по характерному растягиванию слов и фраз, девчонка узнала известную женщину-политика. На экране телевизора её русско-японская внешность сразу бросалась в глаза. Однако в реальной жизни женщина-политик выглядела по-другому.

Ординарец, не обращавший до сих пор никакого внимания на медсестру, расцвёл улыбкой, словно нарцисс дождавшийся утреннего солнце. Предложив телохранителю возвращаться к машине, женщина-политик, вслед за Павлом, направилась в палату.

На дворе стояла середина декабря. Ординарец принял от гостьи букет и подарки, помог снять дорогую шубу. Если Ирочка при виде столь почтенной особы слегка оробела, то Павел, наоборот, ожил и развеселился, словно у него внутри включился невидимый моторчик.

Ничуть не тушуясь, он вступил с высокопоставленной дамой в разговор, развлекая её ненавязчивыми шутками. Далее краем уха Ирочка услышала, как генерал приветствовал гостью, посетовав, что и в этот раз не удалось ему «зажать» свой День рождения.

Ирочка тоже решила действовать. Разобравшись на посту со своей бумажной волокитой, девчонка подкрасила губки, подвела тушью глаза, привела в порядок волосы, отпустив игривую чёлку, надушилась самыми дорогими духами. Тут и там, мелькая мимо ординарца, девушка старалась перехватить его взгляд.

А гости меж тем всё прибывали и прибывали. Это были мужчины, как генералы, так и просто гражданские. Некоторые отпускали комплименты по поводу Ирочкиной внешности, в шутку приговаривая, что с такими медсёстрами лежать в госпитале хочется как можно дольше.

Ирочка, как истинная блондинка, улыбалась, но в душе немного комплексовала. По разговорам она понимала – каждый из пришедших что-то из себя представлял. Павел же, наоборот, помогая снимать шубы и шинели, для каждого из гостей находил свои нужные фразы.

Со стороны это не выглядело ни лакейством, ни приспособленчеством. Генеральский адъютант держался вполне достойно и где-то даже на равных. По всему было понятно, в такие высокие компании он был вхож и при этом знал своё место.

Увешанный орденами и медалями китель Именинник одевать не стал, так и оставшись по-домашнему в спортивном костюме. Генерал настоял, чтобы Ирочка хотя бы на время скрасила их компанию.

Приходившие гости говорили прямо с порога, поздравляя именинника, желая долгих лет жизни и скорейшего выздоровления. Генерал же отвечал, что от такой медсестры быстро выписываться не желает.

Когда все собрались, женщина-политик по-простому без понтов помогла Павлу и Ирочке разложить по столам угощение. Каждый из пришедших хотел чем-то удивить генерала, и посему чего здесь только не было! А от обилия и разнообразия спиртных напитков просто рябило в глазах.

Пригубив первую рюмку, именинник далее сослался на Ирочку — дескать, он на лечении, и медицина ему более 50 грамм пить не дозволяет. Впрочем, никто к Генералу особо приставать не собирался. После первых тостов разговор, словно конь без узды, вырулил на свою дорожку.

Ирочка присмотрелась к гостям, и некоторых начала узнавать. Телевизор девчонка включала редко. Там неизменно шла сплошная политика, особенно если показывали заседания Государственной Думы, где белые и красные до хрипоты спорили между собой. Здесь же и те и другие вполне мирно чокались бокалами, обсуждая свои финансовые дела, поднимали тосты за Генерала, за Великую Россию и за медицину, в лице Ирочки.

Впрочем, вот так с пол пинка влюбившейся девчонке было не до них. Она заняла место с края стола, рядом с адьютантом. Кокетливо улыбалась, периодически вставала и убегала на пост, демонстрируя гостям и избраннику свою стройную фигурку.

Молодость есть молодость — она всегда прекрасна! Генералы, бизнесмены и депутаты глаз с Ирочки не сводили. Но они-то её как раз не интересовали, а тот, на кого она старалась обрушить весь свой эффект, лишь сухо улыбался.

Стрелки часов бежали вперёд, не обращая внимания на собравшихся. На улице уже давным-давно повисла декабрьская ночь. Фонари своими жёлтыми глазами освещали мягко падающий снег. В окно, словно напоминая о больничном режиме, интеллигентно посвистывал ветер.

Через некоторое время в палату вошёл Игорь Сергеевич, высказав мысль о том, что имениннику желательно уже лечь отдыхать. На что один из генералов врачу ответил:

«Да мы с ним Берлин брали! А он так и вообще Рейхстаг штурмовал! Егоров и Кантария знамя над рейхстагом поднимали — он со своим взводом их с тыла прикрывал. Наш именинник тогда капитаном был, а я лейтенантом. А теперь я как старший по званию приказывать, ни ему, ни вам, не могу. Доктор, разрешите, мы ещё полчаса посидим, и начнём расходиться. Слово офицера».

Позже всё так и произошло. Гости ушли сразу и всей компанией, решив продолжить праздник в другом месте.

Ирочка осталась наедине с генералом и адъютантом. Павел помог ей убрать со стола и унести в коридор всю лишнюю мебель. Через какое-то время, выяснив у Генерала о своих поручениях, откланявшись, он удалился.

Генерал и медсестра остались в палате одни. После вот так вдруг закончившегося праздника, каждый из них почувствовал в душе одиночество. Ирочка начала расспрашивать Генерала о его адъютанте… Однако, старик, не дослушав, прервал её фразу.

— Эх, деточка! Я ведь в возрасте, но всё понимаю. Я то, со своей женой на войне познакомился, вон ведь, сколько лет вместе! А Пашка? … Не понимаю я этого, не понимаю! Прогонял я его, да уж больно влиятельные люди стали за него просить. Дескать, мальчика пристроить необходимо... Окопы ему копать нужно, да с солдатами вместе в противогазе бегать! Вот это и есть служба. Он же возле меня штаны протирает… А девочки?... так он ведь не по этой части. Уже и в армию они проникли, эти ..., — далее Генерал слегка выругался, употребив известное слово на букву П.

Ирочке стало всё понятно. И как это она сразу не просекла? Вот ведь, как говорится, метала бисер перед свиньями… Генерал предложил ей забрать большой нетронутый пирог, которым его угостила женщина-политик, а также бутылку ликера и бутылку коньяка.

Медсестра в свою очередь, не стала на ночь пичкать старика таблетками. Укол, после принятия спиртного, был также отменён.

Генерал лёг спать. Уснув сразу, как только седые волосы коснулись подушки. Медсестра унесла с собой большую коробку с пирогом.

Вскоре на пост пришли подружки, дежурившие на других этажах. Слегка уставшие за день, они принялись обсуждать свои женские дела. Раскрыв коробку, отрезали по кусочку экзотического пирога, где сладости на тонком тесте были разложены вперемежку с солениями.

Самая старшая из женщин, принялась выяснять у Ирочки, кто и откуда притащил в госпиталь такую гадость. Услышав про женщину-политика японской внешности, не получавшие уже два месяца зарплату медсёстры, принялись, на чём свет стоит, полоскать её оппортунистическо-политическую платформу.

Далее разговор перешёл на Генерала, и, Ирочка, как истинная блондинка, взболтнула про адъютанта, открыв подружкам по-секрету чужую тайну.

Бабскому возмущению не было предела! Накатившие медсёстры что есть мочи ругали этих самых пи… , проникающих в ряды Российской армии.

Впрочем, всему приходит конец, как женским восторгам, так и женскому возмущению. Когда все разошлись по этажам, Ирочка обошла палаты, прислушавшись к храпу пациентов, она убедилась, что всё нормально, и далее принялась читать про любовь, которая обязательно должна была окончиться свадьбой.

Рядом в своей палате отдыхал Генерал. И снилось ему: Сталинград 42-ого, форсирование Днепра, штурм Зееловских высот и взятие Берлина. Генерал любил эти сны – когда он это видел, это означало, что здоровье его идёт на поправку. А когда он заболевал, ему виделся штурм телецентра в Вильнюсе, за который первый Президент СССР всю ответственность возложил именно на него.

Перед болезнями обязательно снился самый тяжёлый год, проведённый в застенках Матросской тишины, и далее суд, на котором боевой генерал, единственный из всех обвиняемых, решительно отверг предложенную амнистию. А суд признал генерала в деле об измене Родине не виновным!

Подобный сон всегда был переломной точкой болезни – после этого здоровье его неизменно шло на поправку.

Вместе со своим другом Арчи, нагулявшийся по ночным клубам Павел, видел во сне голубые туманы, игривую молодость и вечный праздник. Другие сны ему никогда и не снились.

Медсестра не спала, она клевала носом, но спать на посту не имела права. Когда ей становилось совсем невмоготу, она подходила к окну. На улице шёл снег.

Взглянув вверх, девчонка подумала, как с такого чёрного неба может падать столько белого и пушистого снега. Как угадать, когда пойдёт снег? Ещё труднее угадать своего жениха? Вот как так выйти бы замуж, да чтобы парень был нормальным и чтобы на всю жизнь?!...

Р.S. Любое совпадения с какими-либо конкретными людьми является не более чем случайностью.

44893 – карма
Позиция в рейтинге – 4
Комментарии